В СТИЛИСТИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЯХ ПАЛЕХА

Юлия Демиденко (публикация "Ярославский край и Палех")

Данная статья имеет дополнения, выполненные Российским карточным обществом на базе имеющихся материалов и фактов.

Так получилось, что игральные карты в стилистических традициях Палеха связаны с Ярославской областью. Именно там, в городе Рыбинск живет художник, выпускник Палехского художественного училища 1989 года Алексей Орлеанский.

В своем увлечении прикладным творчеством мастера-палешане постоянно обращались к теме игральных карт. Еще в 1937 году появилась первая колода из 54 карт, выполненная по оригиналам талантливого художника-палешанина Павла Дмитриевича Баженова и изданная небольшим тиражом. Колода игральных карт получилась у Баженова настолько удачной, что надолго прекратились всякие попытки художников Палеха работать в этой области.*

 

Оригиналы для карт художника Алексея Орлеанского – первая после П. Д. Баженова попытка создания карт в палехском стиле. Попытка предпринята художником, не просто знакомым с техникой палехской росписи, но прошедшим школу в Палехском училище, тесно связанным со старинным центром лаковой миниатюры. Перед мастером стояла сложная задача: сохранив стилистические особенности палехской росписи, разработать оригинальные композиции, свободные от привычных шаблонов.

 

Карточные фигуры в этой колоде отсылают нас к далекой эпохе допетровской Руси, к царствованию Алексея Михайловича. К этому времени восходят костюмы карточных персонажей, не только королей, дам и валетов, но и веселых джокеров-скоморохов. Этот исторический период и прежде привлекал художников игральных карт. Так, А. И. Шарлемань в 1862 году, создавая рисунки для пасьянсных карт, изобразил фигуры трефовой масти в русских костюмах XVII века. Другой русский художник, М. О. Микешин, также обращался к этому периоду русской истории, о чем свидетельствуют его карточные эскизы, хранящиеся в Государственном Русском музее. В одежды времен царя Алексея Михайловича наряжены также и персонажи колоды в «русском стиле», выпущенной в России в последней трети XIX века. Костюмы карточных героев в ней воспроизводили костюмы одного из придворных костюмированных балов тех лет, посвященного давней эпохе. Так что в игральных картах современного художника обращение к русской истории связано со сложившейся традицией карточных изображений. Эпохе царствования Алексея Михайловича как нельзя лучше соответствует сама природа палехской живописи, традиции которой восходят к допетровскому времени.

 

Вполне каноничны и традиционные атрибуты карточных фигур. Для валетов это кони, охотничьи птицы, оружие - луки, копья, щиты. У самой нарядной дамы червей на руке сидит белая голубка, дама бубен забавляется павлиньим пером; пиковая смотрится в зеркало. У дамы треф в одной руке веер европейского образца, а в другой - фигурный листок, напоминающий восточные веера. Фигуры королей сопровождаются знаками их власти: трон, держава, скипетр... Художник не стремится точно определить каждую масть сюжетно психологически или по цвету. Обнаружить единство разных персонажей одной масти довольно трудно. Можно, пожалуй, лишь отметить особенную нарядность масти червей. Сами знаки масти не нанесены на пластины с карточными фигурами. Однако они все же угадываются в ажурных навершиях жезлов-скипетров в руках королей.

 

Главная же задача художника-палешанина, безусловно, – задача декоративная. Легкие, плавные движения, всегда внутренне мотивированные, оправданные, наклоны голов, пластика рук персонажей создают особый ритмический рисунок. Ему вторят складки одеяний. Костюмы карточных королей, дам и валетов, несмотря на историческую точность, не детализированы, а переданы достаточно обобщенно. Одежда – как бы поле для изысканного растительного орнамента, чаще всего, золотого. Подобны орнаменту и завитки волос, бород, усов героев карточной колоды. Сам характер орнаментальных узоров, их тонкость и изящество – три отличительные черты палехской миниатюры. Своеобразная декоративная трактовка карточных композиций усилена определенной мерой условности в изображении человека, свойственной искусству Палеха, а также необычайно радостной цветовой гаммой, построенной на сочетании оранжевых, голубых, зеленых тонов. Привычный для палехских изделий черный фон в этих картах заменен светлым – серо-голубым (в версии карт, подготовленной к печати – бежевым). Это придало изображениям большую нарядность, а колориту – звучность и сочность. Контраст лицевой стороны карт представляет «рубашка», на которой черно-красный растительный орнамент покрывает поле глубокого синего фона (впоследствии художником были исполнены другие варианты «рубашек»). Светлый фон усилил контурное начало в изображении, подчеркнул графичность, благодаря которой изображение не «спорит» с плоскостью, а ложится на нее и таким образом прекрасно соответствует специфике игральных карт.

Колода включает в себя не только четырнадцать карточных фигур: королей, дам, валетов каждой масти, двух джокеров. Стремясь разработать карточную колоду как единый организм, художник выполнил также титульную карту, “рубашку”, виньетку для тузов и рисунки цифр, букв и мастей.

Карты Алексея Орлеанского выполнены в традиционной технике – яичной темперой по тонированному грунту-левкасу с разделкой изображения белильными движками (в передаче объема и складок одежды) и тщательной проработкой твореным золотом. Основой для этих карт послужили грунтованные пластины. Высокий художественный уровень, хорошее техническое качество этих работ, умелое владение автором техникой темперной живописи позволяют видеть в этих картах не просто оригиналы для полиграфии, не просто подготовительные материалы, но совершенно самостоятельные рукотворные произведения.

 

Впервые колода карт «В стилистических традициях Палеха» была выпущена на санкт-петербургском Комбинате цветной печати в 2001 году. Тогда при подготовке к печати её макет претерпел значительные исправления редакторов.

Вариант Комбината цветной печати, 2001

Авторский вариант, 2015

В 2015 году Алексеем Орлеанским был выпущен авторский тираж колоды. Карты изданы как в мини-формате, так и в формате 56 х 90. Настоящее издание представляет собой вариант, каким он был задуман автором изначально.

* Интересный факт: в 1941 году Баженов добровольцем отправился на фронт, несмотря на имевшуюся у него «бронь». В районе станции Лом, недалеко от Рыбинска, в вагон, в котором ехал художник, попала бомба. Там же, на станции Лом, его похоронили в братской могиле. Это весьма символично, так как именно Рыбинск послужил связующей точкой – ухода одного и рождением другого палехского мастера, воплотивших традицию Палеха на игральных картах.

© 2015-2020  Российское карточное общество

  • Vkontakte - Официальная группа