КОЗЫРИ ЦАРЯ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА

Дмитрий Лесной, 2005

Алексей Михайлович Романов

1629-1676

Царь Алексей Михайлович, второй самодержец из династии Романовых, правил Россией более 30 лет, с 1645 по 1676 год. Получивший в истории прозвание царя Тишайшего, Алексей Михайлович был в жизни активным политиком и администратором, принимал участие в военных походах и дипломатических переговорах, лично читал челобитные и редактировал государственные указы. При Тишайшем произошло присоединение Украины к России, колонизация Сибири, раскол русской церкви, восстание Степана Разина. Внимание царя привлекало и устроение повседневной жизни народа, в том числе искоренение азартных карточных и зерневых игр.

Сам Алексей Михайлович познакомился с игральными картами ещё будучи ребёнком. В 1635 году для царской семьи были куплены на московском торгу игральные молотковые карты (молотковыми назывались карты первого разбора от первых гравированных оттисков, то есть лучшие по качеству печати). Видимо, это была не единственная покупка игральных карт для развлечения царских детей. Сохранилась подробнейшая опись имущества подмосковного Коломенского дворца – любимейшего места отдыха и развлечений Алексея Михайловича. В этой описи указаны среди прочих игорных принадлежностей также «две дюжины и семь игор карт гнилых». Словом «игра» в те времена называлась колода карт.

«...Сходятся многие люди мужсково и женсково полу по зорям, и в ночи чародействуют, с солничнаго всхода перваго дни луны смотрят, и в громное громление (в грозу) на реках и озерах куплются, чают себе от этого здравья, и с серебра умываются, и медведи водят, и с собаки пляшут, зернью (костями) и карты, и шахматы, и лодыгами играют, и безчинное скакание и плесание, и поют бесовские песни; и на Святой недели жонки и девки на досках скачут (на качелях), а об Рождестве Христове и до Богоявленьева дни сходятся мужсково и женсково полу многие люди в бесовское сонмище по дьяволской прелести, многое бесовское действо играют во всякий бесовския игры…».

 

Надо отметить, что наряду с азартной карточной игрой под запрет попадали и такие совершенно невинные забавы, как катание на качелях!

Указ 1648 года вводил целый комплекс мер по борьбе с карточной игрой и прочими «неустройностями». Его предписывалось «многожды» зачитывать по торгам, списки с него «слово в слово» рассылались в наиболее крупные сёла и волости, дабы «сей наш крепкий заказ ведом был всем людям» и никто не смог бы потом отговориться его незнанием. Скоморошьи одежды, хари и маски, музыкальные инструменты, шахматные доски и колоды карт предписывалось отбирать и жечь, а в отношении людей, замеченных в нарушении указа, воеводам велелось «где такое безчиние объявится, или кто на кого такое безчиние скажут, и вы б тех велели бить батоги; а которые люди от такова бесчиния не отстанут, а вымут такие богомерские картные игры и другие, и вы б тех ослушников велели бить батоги; а которые люди от того не отстанут, а объявятся в такой вине в третие и в четвертые, и тех, по нашему указу,

Вячеслав Шварц

«Царь Алексей Михайлович играет в шахматы»,

1865 год

велено ссылать в Украйные (т.е. пограничные) городы за опалу». Да и самим воеводам, дабы они не манкировали с выполнением указа, делалось строгое внушение: «А только ты по сему нашему указу делать не станешь, и тебе быть от нас (царя Алексея Михайловича) в великой опале».

Надо полагать, что первоначально указ выполнялся со всей присущей ему жесткостью, и не одному картёжнику ободрали плетьми или палками спину на торгу. Но согласно поговорке «жестокость законов на Руси смягчается возможностью их неисполнения», действие этого указа постепенно сошло на нет – в основном из-за физической невозможности его исполнения.

Географические карты Пьера Дюваль,

конец XVII века

Очередной и весьма ощутимый удар по игральным картам был нанесён в следующем, 1649 году. Составители знаменитого «Уложения» царя Алексея Михайловича отнесли карточную игру и её последствия к преступлениям сугубой уголовщины, жестоко караемым увечьем и смертью. В издании «Уложения» 1649 относящаяся к «картной игре» статья помещена в главе «о разбойных и татиных делах».

«А которые воры, – сказано в этой статье, – на Москве и в городах воруют, карты и зернью играют, и, проигрывая, воруют, ходя по улицам, людей режут, шапки срывают и грабят…», то таким следовало, после допроса с пыткой, «чинити указ (приговор) тот же, что писано выше о татех (разбойниках), то есть сажать в тюрьму, конфисковывать имущество, бить кнутом, урезывать уши (в последующем издании «Уложения» – пальцы и руки) и смертью казнить».

Отнесение карточной игры к составу серьёзного преступления оказало большое влияние на торговлю игральными картами. Сохранившиеся таможенные книги показывают, что после 1649 года привоз карт, например, в Великий Устюг, сократился вдвое против прежних лет, а после 1652 года вообще прекратился. Но прекратилась ли картёжная игра?

 

В 1653 году из пригорода Москвы, Коломны, от головы местного кружечного двора (царского водочного склада) Микифора Прохорова с товарищами поступила царю великая слёзная жалоба на «солдацкого строю служилых людей» и их «маюра» (майора) на помеху продаже казённого вина, самовольство и насилие. «Да солдаты же, – говорилось в этой жалобе, – во все дни собираются на государеве Коломенском кружечном дворе, в избах, и играют зернью и карты, и о том он, Микифор Прохоров с товарищи, не в одно время маеру извещали, чтобы он их от того унял, а маер их не унимает; а как они учнут их с государева кружечного двора сбивать, чтоб зернью и карты не играли, и они их, Микифора с товарищи, бранят и хотят бить, с кружечного двора нейдут, чинятся сильны».

Запрещенная «Уложением» карточная игра производилась нагло и публично, да ещё и солдатами – слугами государевыми! В Москве к жалобе Микифора Прохорова отнеслись серьёзно, было наряжено целое следствие, сведения о результатах которого, к сожалению, не сохранились. Побочным результатом расследования стало правило, по которому служилые люди разных чинов, казаки, стрельцы, пушкари и прочие, поступая на царскую службу, стали давать по себе поручные записи, в которых писали, что они не будут воровать, не будут играть зернью и картами, не пропьют и не проиграют своей служилой рухляди и оружия.

 

Специальными именными царскими указами 1668 и 1670 был введён особый режим в Кремле: людям различных чинов – от стольника и ниже – было строжайше запрещено въезжать в Кремль на лошадях, играть в азартные игры во время выходов государя в соборные церкви, при появлении царя предписывалось стоять без шапок «мирно и немятежно».

Значительные государственные расходы на ведение военных действий требовали постоянного поиска новых источников доходов. Сохранился любопытный документ, относящийся к концу царствования Алексея Михайловича и свидетельствующий, что в среде московской администрации, вероятно, убедившейся в неискоренимости карточной игры, возникла счастливая мысль обратить её в источник государственного дохода. Московское правительство и ранее неоднократно так остроумно поступало, сменив жестокое преследование употребления водки и табака на монопольную казённую торговлю этими товарами, к вящему приращению казны.

Упомянутый документ является грамотой, данной в Сибирь туринскому воеводе Алексею Беклемишеву в 1675 году. Оказывалось, что из Тобольска в Москву перед тем «писали воевода Пётр Годунов да дъяк Михайло Постников, что они (неизвестно на каком основании) отдали в Тобольске зернь и карты на откуп», иначе говоря, разрешили за счёт казны и под её прикрытием открывать игорные дома. (Заметим в скобках, что вместе с картами предприимчивый воевода отдавал на откуп и «безмужних жён для блуда» – и все ведь для блага казны!)

 

Соблазнительной инициативе Годунова и Постникова захотели последовать и многие другие города «тобольского разряда». Из Верхотурья и Сургута воеводы писали, «чтоб им по тому же зернь и карты отданы были на откуп». На эти простодушные писания великий государь указал: в Тобольске и прочих городах «зернь и карты отставить и откуп с зерни и карт из оклада выложить». Грамота предписывала сделать то же и воеводе туринского острога, Беклемишеву, даже и в том случае, если бы он по примеру Тобольска и по «отпискам» Годунова зернь и карты уже отдал на откуп. Зная нравы местных управителей, легко находивших лазейки в указах, царская грамота особенно указывала: самого «откупщика, будет он вдруг прислан из Тобольска, а не туринский жилец, и его из Туринска выслать, а впредь заказ учинить крепкий».

Преследование карточной игры сводилось не только к запретительным указам. В 1672 году по приказанию Алексея Михайловича лютеранский пастор Иоган Готфрид Грегори устроил в Преображенском новую театральную храмину, и в ноябре перед царем было дано первое представление – комедия «Артксерово действо». Вслед за этим последовали новые постановки комедийного и нравоучительно характера. Известность приобрела пьеса «История или действие евангельския притчи о блудном сыне», сочиненная Симеоном Полоцким. Постановка эта замечательна тем, что к ней была издана своего рода театральная «программка», в которой на рисунках были показаны сцены из действия, сопровождавшиеся пояснениями. По сюжету блудный сын, получив из рук отца часть имения, уходит из дома и начинает разгульную жизнь. Он нанимает множество слуг, играет в зернь и карты, вяжется с любовницами и, наконец, проматывает всё своё имение.

 

На одной из картинок этой «программки» блудный сын показан играющим за столом в карты и зернь в окружении игроков. Это самое раннее изображение карточной игры в России.

 

После смерти Алексея Михайловича в 1676 году гонения против картёжников значительно смягчились. В царских указах, рассылавшихся на места, уже не было прежних застращиваний игроков увечьями и казнями за самый факт карточной игры; вся угроза ограничивается неопределённым выражением – «заказ чинить крепкой». Ввоз игральных карт в Россию возобновился и даже существенно увеличился, только в Великий Устюг в 1676-1680 годах их завезли 17136 колод.

© 2015-2020  Российское карточное общество

  • Vkontakte - Официальная группа