© 2015-2019  Российское карточное общество

  • Vkontakte - Официальная группа

БОЕВОЕ ЗАДАНИЕ ПОЛИГРАФИСТАМ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

А.Перельман. "Боевое задание полиграфистам блокадного Ленинграда". ("Полиграфия", №3, 1985)

История Великой Отечественной войны насчитывает много славных подвигов, совершенных советскими людьми во имя Победы. Немало написано о беспримерной героической борьбе трудящихся города-героя Ленинграда, которые 900 дней и ночей вели смертельную схватку с врагом и одолели его. Вместе со всеми ленинградцами несли бессменную вахту и работники немногих действовавших в городе полиграфических предприятий.

Широко известна блокадная печат­ная продукция. Наряду с книгами это были многочисленные плакаты, лис­товки, открытки, листы «Боевого ка­рандаша» и «Окон ТАСС», помогав­шие громить врага. Но далеко не всё знают, что в тяжелейших блокадных условиях в Ленинграде были выпущены антифашистские игральные карты.

В конце 1941 г. нескольким худож­никам поручили создать эскизы иг­ральных карт с карикатурными изображениями фашистских главарей и гитлеровской атрибуции. Лучшими были признаны эскизы, сделанные Василием Адриановичем Власовым, и ему поручили работу по подготовке оригиналов.Василий Адрианович рассматривал полученное задание как боевой при­каз. В Политуправлении Ленинград­ского фронта он получил фотографии фюрера и верхушки гитлеровской своры, диктаторов стран-сателлитов фашистской Германии, а также тро­фейные журналы, в которых были снимки гитлеровского руководства и других будущих персонажей для ка­рикатурного изображения на картах. Всего надо было сделать семнадцать рисунков акварелью. Оригиналы вы­полнялись вдвое крупнее размеров обычной игральной карты.

Жил художник в Соловьевском пе­реулке Васильевского острова (ныне ул. Репина). Политуправление разме­щалось довольно далеко — на Дворцо­вой площади. 

Показывать оригиналы надо было по мере их готовности. Ху­дожник договорился с работником ре­дакционно-издательского отдела По­литуправления о передаче рисунков в установленные дни и часы на льду Невы. Работа художника осложнялась еще и тем, что он никогда не рисовал игральные карты и не знал специфи­ки их производства. Надо было побывать во 2-й литографии (ныне Ленин­градский комбинат цветной печати), где до войны выпускались игральные карты. Она находилась в конце про­спекта Обуховской обороны.

В блокадном Ленинграде транспорт не работал. В лютый декабрьский мо­роз истощенный от постоянного недо­едания художник должен был пешком от Васильевского острова преодолеть более 20 км. Город был завален сне­гом, предстоял нелегкий путь, но ид­ти было необходимо.

Василий Адрианович Власов

фотография 1970г.

Пояснения художнику по техноло­гии производства игральных карт да­вал директор литографии Сергей Васильевич Родионов. Он так вспоми­нал первый приход В. А. Власова:

«Я был заранее предупрежден о визите художника Василия Власова. Было это в первой половине декабря сорок первого. На дворе дул пронзительный ветер. Часов в 12 открылась дверь, и в мой кабинет вошел статный муж­чина с усталым замерзшим лицом. Сняв рукавицы, он дунул на руки, по­тер их и представился: художник Власов. Чтобы согреться и дать пере­дохнуть художнику, я угостил его чаем. Он объяснил, что должен сде­лать, а я рассказал ему, что нам, по­лиграфистам, желательно от него получить. Беседовали мы довольно долго, с небольшими перерывами - шла консервация предприятия и я отвлекался на производственные дела. Меня поразили внимательность ху­дожника и большое количество во­просов, заданных им. Чувствовалось, что он очень серьезно и требователь­но относится к заданию».

В начале января 1942 г. работа над оригиналами для карт была заверше­на. Но предстояло решить не менее сложную задачу — изготовить тираж карт литографским способом. А ведь не было ни электроэнергии, ни теп­ла, ни воды. Многие рабочие ушли на фронт, часть эвакуировалась. Те же, кто остался в Ленинграде, обессилили от дистрофии, многие погибли при артобстрелах и бомбежках, умерли от голода. Литография, выпускавшая мирную продукцию, с первых же дней войны быстро перестроилась и освои­ла изготовление специальных техни­ческих бумаг и заказов фронта: па­рафинированных пакетов, гуммиро­ванной ленты и др.

Новый заказ был не прост и по меркам мирного времени, а трудно­сти, связанные с блокадой, неимовер­но осложнили изготовление карт. 

Особенности литографской печати требовали строгого соблюдения опре­деленного температурного режима при всех операциях, и ни один про­цесс в технологической цепи нельзя было пропустить или нарушить.

Единственный действующий в ту пору фотоцех в Ленинграде находил­ся в ведении главного инженера ли­тографии № 24 (теперь Ленинградская фабрика офсетной печати № 1) С. Д. Левашова, которому и поручили организовать выполнение первого производственного процесса. В фото­цехе пересняли цветные оригиналы с уменьшением изображения до стан­дартного размера игральной карты. Там же были изготовлены и «жир­ные» оттиски для дальнейшей работы.

Нелегкую миссию курьера взял на себя главный технолог 2-й литогра­фии Алексей Васильевич Панченко. Он жил на Васильевском острове и два раза в неделю заходил в литогра­фию № 24 на Петроградской стороне, чтобы забрать готовые «жирные» оттиски и доставить их за Невскую заставу, на свое предприятие. По пути он не раз попадал под обстрелы и бомбежки.

Выполнение каждого процесса в технологической цепи было связано с преодолением трудностей. Например, в цехе температура менее + 5 °С, а наносить изображение на литограф­ский камень и печатать с него на ма­шине можно лишь при температуре +18—20 °С. Выход нашли: изготовили фанерные будки, которые обогревали изнутри. Тяжелые литографские кам­ни нагревали паяльными лампами, а воду кипятили в специально смонти­рованном баке.

Станковый печатник Сергей Малы­шев с девушкой-подручной переводил «жирные» оттиски фигур на лито­графские камни. Цветные оригиналы игральных карт были выполнены В. А. Власовым в шесть красок: чер­ная (контур рисунка), желтая, «те­лесная», голубая, красная и серая. Для каждой фигуры надлежало сде­лать шесть печатных, форм на лито­графском камне. А если учесть, что фигур семнадцать то —102. Да еще 20 печатных форм для цифровых карт. 122 формы распределили по цветам и перенесли на шесть лито­графских камней. После этой операции можно было печатать сразу всю колоду. Для получения шестикрасоч­ного изображения тираж «прогоняли» в машине 6 раз.

 

По окончании печатания очередной краски литографский камень надо менять. Масса каждого камня до 100 кг. Понятно, сколь тяжела эта работа для ослабевших от голода людей. Камень поднимали на печатную машину четыре — шесть человек.

Электрический привод плоскопечат­ных машин переделали на ручной. И это было не просто, но техника заработала. К маховику каждой маши­ны прикрепили большую рукоятку и он приводился в движение двумя рабочими, сменявшимися каждые пять минут. Для обеспечения температур­ного режима оборудование накрыли фанерными колпаками.

Рабочие Гинтов и Нефедов начали печатать «рубашку» — оборотную сто­рону карт: вначале красного цвета, а затем — синего. Только после этого стали печатать рисунки карт. Свыше 700 листов нужно было в дальнейшем разрезать, отделать, упаковать. Отде­лочные машины тоже пришлось при­способить для ручного привода.

Карты игральные "Антифашистские" (В.А.Власов). 1942. Хромолитография

В лаборатории 2-й литографии тща­тельно упаковали несколько колод в водонепроницаемую бумагу и опусти­ли в ведро с водой. Карты выдержали испытание и весь тираж был передан в Политуправление фронта.

Изготовление антифашистских иг­ральных карт постоянно контролиро­вал директор предприятия С. В. Ро­дионов. Большое внимание этому спецзаказу уделяла секретарь партор­ганизации литографии Е. А. Мироно­ва. Необходимо отметить работу вете­рана литографии А. И. Михайлова, который в суровых условиях блокады сумел наладить отделочное оборудо­вание, работниц А. И. Кирееву и М. Т. Пеллинен, члена бюро комитета комсомола М. С. Шилову (Шленскую).

С мая 1942 г. Василий Адрианович в течение двух лет был у партизан — работал в издательской группе штаба, руководившего их действиями в Ле­нинградской и Новгородской областях, участвовал в выпуске газет, листовок, плакатов, а также создал замеча­тельную серию рисунков и лито­графий, посвященную народным мсти­телям. Из рассказов В. А. Власова известно, что в расположение войск противника игральные карты забра­сывались партизанами. Разные источ­ники говорят и о том, что после раз­грома врага под Ленинградом в его окопах, блиндажах и казармах нахо­дили антифашистские карты, бывшие в употреблении. Значит немецкие солдаты пользовались ими, несмотря на запреты, то есть антифашистские карты внесли и свою лепту в разло­жение войск противника.