© 2015-2020  Российское карточное общество

  • Vkontakte - Официальная группа

ОТ ИГРЫ НЕ ЗАРЕКАЙСЯ!

Алексей Иванов. Журнал "Медведь"

Данная статья имеет дополнения, выполненные Российским карточным обществом на базе имеющихся материалов и фактов.

Подобно тому, как в эпоху барокко мир воспринимался как огромная, созданная Господом книга и образ этой книги делался моделью многочисленных сложных понятий, карты и карточная игра приобретают в конце XVIII - начале XIX века черты универсальной модели - Карточной Игры, становясь центром своеобразного мифообразования эпохи.

 

Ю.М.Лотман

Как ни бестактно влезать с поправками в проверенные временем изречения, все же карамзинскую блистательную характеристику отечества можно было бы и расширить. Добавить буквально одно слово. Получилось бы так: «Воруют и играют».

Вот что сообщает некий Осип Сенковский о масштабе производства игральных карт в России начала века, (речь идет, заостряем внимание, только об одном предприятии - изготовителе): «Александровская мануфактура выделывала ежегодно 145 000 дюжин колод разного разбора... Разостланные на земле сплошь, все эти карты покрыли бы собою пространство, равное поверхности пяти губерний: Петербургской, Московской, Нижегородской и двух белорусских". Подобный размах полиграфической деятельности не произведет впечатления разве только на Гознак. Но, тем не менее, найти сейчас в России впечатляющую коллекцию игральных карт оказалось делом весьма трудным. Экспозиции многих музеев мира украшают карты русского производства. Их можно увидеть, например, в Немецком музее игральных карт в Билефельде и во многих других музеях стран Европы и Америки.

 

Частная коллекция, о которой пойдет речь, насчитывает более 8 тыс. экспонатов. Сегодня она представляет собой наиболее полное собрание в стране [1]. Впечатляет уже один только перечень тематических направлений, на которые делится коллекция, учебные, географические, исторические, антирелигиозные, духовные, галантные, политические, превращательные, театральные, гадальные, тюремные, порнографические, дорожные, детские и т. д. Даже по этому перечислению можно судить о том, какое место в жизни наших предков занимала карточная игра.

 

Изготовление игральных карт в России, почти с открытия в 1819 году первой карточной фабрики и вплоть до перестроечных времен, было монополией государства. Из этого факта можно заключить, что своей популярностью у населения державы этот продукт уступал, быть может, только водке. Августейшая семья живейшим образом интересовалась ходом дел на картежном поприще. Самодержцы не гнушались лично утверждать рисунки на картах. Знакомство с описываемой коллекцией дает представление об исключительной роли игральных карт в русской культуре и образе жизни россиян дооктябрьского периода. Карты были и способом организации досуга, и средством стремительного обогащения (или обнищания в зависимости от отношений с фортуной). Не следует недооценивать и воспитательный аспект - роль карт в становлении характеров наших предков.

Карты образовательные "Русская азбука".

1855-1860-е

Картон, офорт, резец, раскрашены акварелью и бронзовой краской от руки. 13,6х8,4

Весьма любопытна в этом смысле колода "Русская грамматика", выпущенная в конце XIX века. Перед взором тасующего эти 54 листа проплывают имена и судьбы практически всех, кто приложил руку к формированию русской литературной традиции. На рубашке колоды изображен пеликан (с печати петербургского воспитательного дома, выпускавшего и клеймившего карты) с несколько двусмысленным девизом: "Себя не жалея, питает птенцов". Места валетов, дам, королей заняли черно-белые портреты русских писателей, чья жизнь была неразрывно связана с игрой. Вместо мастей и достоинств указаны полные имена писателей с датами рождения и смерти. Внизу, под портретами, - время создания и названия произведений, в которых авторы запечатлели свою страсть - драму и поэзию карточной игры.

Вот карта с портретом Г. Р. Державина (1743-1816). В молодости на протяжении нескольких лет пребывания в Москве Гаврила Романович добывал хлеб карточным шулерством. В 1782 году после крупного проигрыша сочинил стихи "Раскаяние". В 1811 году он начал писать "Записки из известных всем происшествиев и подлинных дел, заключающие в себе жизнь Гаврилы Романовича Державина...", в которых откровенно и подробно изложил историю своего шулерства. Смертельный приступ случился с ним 5 июля за вечерним раскладыванием пасьянсов.

Ф. М. Достоевский (1821-1881) - его жизнь на протяжении более десяти лет была сплошной мукой проигрыша. Всякий раз он каялся в содеянном грехе, клялся и божился жене, что эта игра была последней. На следующий день занимал денег, и все повторялось. Федор Михайлович мог отказывать себе в еде и табаке, но только не в игре. 

Всякий раз, садясь за игральный стол, имел перед собой вполне определенную цель - выиграть миллион, "потому что писать из-за денег невыносимо и физически безнравственно". Из его наиболее известных сочинений, в которых не последнее место занимают сцены игры, указаны романы "Подросток", "Игрок" и "Братья Карамазовы".

 

Из той же колоды можно почерпнуть и любопытные сведения. Оказывается, Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) числился в картотеке жандармского управления под номером 36 как "известный в Москве банкомет". После публикации "Пиковой дамы" все понтеры Москвы ставили на тройку, семерку и туза. Сам же Пушкин за карточным столом удосужился проиграть недописанную четвертую главу "Онегина" из расчета 25 рублей за строчку. Позже смог ее отыграть, выставив на кон фамильные пистолеты. А в самом "Онегине" он описал картежную жизнь Толстого- Американца, стоявшего в жандармском списке картежников под номером один. Грибоедов описал его в пьесе "Горе от ума", а родной его дядя, Л. Н. Толстой, вывел племянника под именем графа Турбина в рассказе "Два гусара" и романе "Война и мир" в образе Дорохова.

Карты колоды "Русская грамматика" - это летопись о беспокойной и светлой поре, названной эпохой романтизма. Это рассказ об азартных, обуреваемых страстями людях, ставших классиками русской литературы.

Любопытно, что в первой половине XIX столетия интеллектуальные игры не были популярны. В ходу были самые простые, где все решалось бесповоротно в одно мгновение, а единственной правильной тактикой были безрассудство и смелость. В игру кидались очертя голову, не задумываясь о последствиях, теряя счет суткам. Князь Голицын проиграл в карты свою жену, молодую красавицу Марию Григорьевну (Вяземскую), московскому богачу и щеголю Льву Кирилловичу Разумовскому. А Александр Алябьев был сослан в Сибирь за убийство своего напарника, не вынеся подозрения в шулерской игре со "сменкой".

 

Игральный вес персон, изображенных на этих картах, определялся индивидуально в каждой игре, поскольку, приписав великого героя времени в валеты, а не в короли, его можно было сильно тем обидеть. Особенно если речь шла не о писателях, а о властительных особах.

 

Мастей и значков достоинства мы не увидим и на знаменитой колоде "Империя государства Российского (с похвальным словом Петру Великому)". Здесь изображены монархи с перечислением деяний на благо государства. Правда, монархи в отличие от писателей карточную игру хотя и любили, но всячески старались пресечь растлевавшую страсть народа к ней. Эта колода, выпущенная при Александре III, на 36 листах представляет всех Романовых-мужчин. До Александра III их было девять. Каждому отведены четыре карты.

Алексей Михайлович (1629-1645-1676) - в детстве отец разрешил ему для забавы купить игральные карты. В четвертый год своего правления он издал первый в России указ о картах, в котором предписывалось всем картежникам отрубать руки. После смерти у него были обнаружены "две дюжины и семь игр карт гнилых". Зато его сын, Петр I (1672-1698-1725), карты не переносил на дух. Им в 1696 году было ведено обыскивать всех заподозренных в желании играть в карты "и у кого карты вынут быть кнутом". Павел I (1754-1796^1801) запретил в 1797 году ввозить в Россию иностранные игральные карты и поднял сбор за их клеймение. Его наследник, Александр I (1777- 1801-1825), через три месяца вступления на престол издал указ об истреблении непозволительных карточных игр. "...Толпа бесчестных хищников, с холоднокровием обдумав разорение целых фамилий, одним ударом исторгает из рук неопытных юношей достояние предков, веками службы и трудов уготованное".

Карты образовательные

"Альбом географических карт России, расположенных на 80 листах по бассейнам морей или замечательный и поучительный Гран-пасьянс".

1850

Составитель К.М.Грибанов, издатель М.О.Вольф

Карты образовательные "Династия Романовых".

1880-е

Карточная фабрика при Императорском Воспитательном доме

Карты игральные

"XVII век"

Экспортный вариант. 1934.

Хромолитография

Немецкие откупщики, взвалившие на свои плечи обеспечение России картами отечественного производства, постарались сразу же удовлетворить запросы всех слоев общества. Например, выпускались особые духовные карты на потребу священнослужителей. В коллекции есть несколько таких колод. На этих картах места королей, тузов и валетов заняли малоизвестные, но благочестивые монахи, кардиналы и более низкий клир.


В начале XVIII века из Франции в Россию пришла мода на географические карты. Одна из геральдико-географических русских колод середины XIX века называется "Альбом географических карт России, расположенных на 80 листах по бассейнам морей. Или замечательный и поучительный детский гран-пасьянс. Издание книгопродавца М. О. Вольфа". Каждая карта дает исчерпывающие сведения об одной из российских губерний: географическое положение, площадь территории, численность и этнический состав населения, климат, наиболее крупные города и так вплоть до геологического состава почвы. Приобреталась колода в комплекте с серебряной коробочкой с крышечкой на петлях и выгравированным на ней орнаментом из мастей.

Отдельные колоды коллекции существуют в единственном экземпляре. В их числе рисованные карты и эскизы колод Билибина, Шарлеманя. Последний разработал русский стиль игральных карт. Более ста лет выпускаются его колоды "Рококо" [2] и "Эпоха Возрождения" [3]. В этой коллекции хранятся его первые разработки для императорской карточной фабрики, так и не увидевшие издания. Наиболее интересная - "Новые рисунки академика Шарлеманя".

Карты игральные тюремные. 1953-1954

Масти раскрашены по трафарету

Карточная игра-пособие "Винтовка". 1930

Автор Н.П.Ильин

Издание Осовиахима

Карты игральные

"Антифашистские" (В.А.Власов). 1942.

Хромолитография

Уникальными (во всяком случае, существующими в единственном экземпляре) были и тюремные колоды. Большинство из них склеены из старых газет и разрисованы чернилами и кровью. По газетной рубашке видно, что они тоже относятся к прошлому веку.

Вожди пролетариата, поставив страну с ног на голову, не решились, однако, вырвать из рук рабоче-крестьянских масс игральные карты. Большевики наполнили их новым содержанием: пистолетами, ружьями, пулеметами, гранатами во всем их грозном величии. Четыре масти сделаны в виде красных пятиконечных звезд. Одна масть от другой отличается только их количеством, как на офицерских погонах. Достоинство определяют пронумерованные и подписанные части оружия. Самая маленькая часть пулемета или ружья под номером 1 - младшая карта. Дальше по старшинству карт показывается процесс сборки всего оружия. Картинка с оружием в сборе и цифрой 9 соответствует старшей карте в колоде - тузу. Что называется, "развлекая, обучай".

Раздел коллекции политических игральных карт состоит в основном из колод времени второй мировой войны. В осажденном Ленинграде в ноябре 1942 года по специальному приказу Сталина выпускались карты с карикатурами на Гитлера, Геббельса, Геринга и другое фашистское отребье. Тузы на антифашистской колоде были заменены гитлеровской символикой. Такие колоды распространялись с самолета на вражеской или оккупированной территории. [4]

Эта коллекция не ограничивается картами. Они составляют только четверть собрания. Остальное - все, что только может относиться к картам и карточной игре. Начиная с кусочков сахара и мыла в виде мастей, книг о карточных играх и фокусах на всех языках и заканчивая картинами и мебелью. Одних ломберных столов в стандартной квартире восемь штук. Не каждый игорный салон конца прошлого века мог похвастаться таким количеством игровых мест.


Покидая этот крохотный оазис, в котором бережно хранятся осколки эпохи азарта и безрассудной игры, может, стоит пожалеть, что нам не суждено побыть, пусть короткое время, Кречинским. Почувствовать, как кровь стучит в висках от одного прикосновения к картам...

[1] Судя по всему, в статье идет речь о коллекции А.Перельмана, которая впоследствии стала частью Музея игральных карт в Петергофе.

[2] Видимо автор далек от истории отечественных игральных карт, поэтому допустил ошибку: Адольф Шарлемань не был автором колоды "Рококо". Данная колода была заказана немецким художникам. Предположительно, художнику карточной фабрики Дондорфа.

[3] По всей вероятности, речь идет о колоде XVII век, которая также не принадлежит перу Шарлеманя. Данная колода издавалась в 30-е годы XX века.

[4] Подробнее об истории создания колоды В.Власова "Антифашистские"можно ознакомиться в статье А.Перельмана "Боевое задание полиграфистам блокадного Ленинграда".